Валерий Ободзинский

Вокально-Инструментальная Эра (1960-1988)
www.via-era.narod.ru

Валерий Колпаков.

Совсем другая история.

(апрель 2012, июль 2020).

11

Глава 9.
Запрещенный Ободзинский.

А теперь пришла пора рассмотреть самую вкусную тему - кто и как запрещал Ободзинского.

Ободзинский и Фурцева

Вернемся на несколько лет назад, в Донецкую филармонию, чтобы поговорить о взаимоотношениях Валерия Ободзинского и министра культуры СССР Екатерины Алексеевны Фурцевой.
По общепринятой сегодня версии отношения певца и министра не сложились. Почему-то Фурцева невзлюбила Ободзинского.
Екатерина Алексеевна Фурцева

Как же это произошло и почему? Сам Валерий так рассказывал об этом:

... так случилось, что огромный тираж пластинок завод выпускал, и Фурцева пришла… Ну, это тоже, опять же, случай такой… Пришла товарищ Фурцева на завод, начала ходить по цехам, а весь завод печатал мой диск, мои пластинки. Как гибкие, как… Виниловые, так же и гиганты. И везде. И она психанула и ушла с завода. Ей это не понравилось. И - решили прикрыть. А я-то, практически, за ту пластинку, которая ей не понравилась, получил 150 рублей. По тем временам. А государство заработало от меня - вышел 13-14 миллионов тираж пластинок был… ну, представляете, сколько государство заработало, и сколько я заработал. Я-то честно заработал. Государство получило от меня огромные миллионы - миллионы! - рублей. Два шестьдесят стоила тогда пластинка…
Интервью с Валерием Ободзинским для «Радио России».Передача «Посиделки у Елены».21.04.1996.

Вспоминаю такой момент: пришла Фурцева как-то вручать Апрелевке...эээ...орден, заводу. Ну и она пришла после...значит, вначале у неё была речь там, на заводе, а потом она пошла по цехам. Спрашивает: "Как вы живёте, что вы печатаете?" - "Мы печатаем пластинку Ободзинского." Идёт дальше: "Как у вас? Что вы печатаете?" - "Пластинку Ободзинского." Она, везде, кого не спрашивает, говорят: "Пластинку Ободзинского."
Интервью для передачи с фестиваля "Золотой шлягер" (ноябрь 1996)

Сначала несколько уточнений и дополнений к словам Валерия:
1.Апрелевский завод гибкие пластинки не выпускал.
2.Претендуя на доходы от всего тиража своей грампластинки, Ободзинский почему-то забыл упомянуть, что у каждой песни есть авторы, и что он сам лично не затратил ни одной копейки, чтобы эти 13-14 миллионов дисков появились на свет и дошли до покупателя.
3.Стоимость пластинки - гиганта, о которой идет речь (33Д-028841-2 ) никогда не была 2 р. 60 коп. Она стоила 1р. 85 коп. в индивидуальном конверте и 1р. 60 коп. в общем конверте.
4.Упоминание этого события в контексте с орденом, позволяет нам совершенно точно сказать, что это было в 1970 году. В год 100-летия вождя мирового пролетариата Апрелевский завод грампластинок был награжден Орденом Ленина.
5.Сам Ободзинский при этом не присутствовал и рассказывает эту историю с чужих слов.

Индивидуальный конверт диска Апрелевского завода с номером: 33Д 028841-2 (1970 г.).

Сам диск Апрелевского завода с номером: 33Д 028841-2 (1970 г.) .

Кроме того на фото видно, что на индивидуальном конверте еще написано "Апрелевский завод грампластинок", а на самом диске уже "Апрелевский Ордена Ленина завод". Это позволяет нам сделать вывод, что первый тираж этой пластинке выходил в начале 1970 года в индивидуальном конверте, а уже последующие тиражи стали выходить и в общих конвертах тоже. Видимо, полиграфические мощности не справлялись с возросшим обьемом.
Индивидуальный конверт повторного тиража диска
с номером: 33Д 028841-2 (1970 г.) Апрелевсого завода.

А вот что по этому поводу сочинил Стронгин:

Постепенно, но методично выполняя свою норму, Фурцева добралась до подчинённого её министерству единственного в стране Апрелевского завода грампластинок...
Очутившись в помещении первого цеха...и бросила... взгляд на наполненный доверху пластинками большой картонный ящик. «Советские и зарубежные песни в исполнении Валерия Ободзинского»,- прочитала она на обложке верхней пластинки... "Конец месяца, гонят план...", -решила Фурцева, поднимаясь на второй этаж завода, и остановилась посреди цеха, увидев конвейер, бесконечно доставляющий к ящикам пластинки с молодым... лицом на обложке, с уже увиденным внизу названием.
-Что вы делаете?-нервно заметила Фурцева директору завода.
-Гоним Ободзинского! - радостно доложил он.
-Какой тираж?
-Поболе миллиона. Кажется. Я сейчас выясню точно.
–Не надо...
-Кто дал разрешение-спросила Фурцева, показывая на ящики.
- Магазины попросили. Очень популярный певец. А записала фирма «Мелодия». Всё, как положено, — оправдывался директор.
— Так что, как быть? Какие будут указания?»
- Никаких,-криво улыбнулась Фурцева, я разберусь...


Фантазия автора расцвела в этом фрагменте особенно кучеряво, но, как обычно, правды тут не много.
1.Апрелевский завод грампластинок не был единственным в стране заводом грампластинок.
2.Пластинки «Советские и зарубежные песни в исполнении Валерия Ободзинского» никогда не существовало.
3.Вопрос директору завода:
-Кто дал разрешение?,- министр задать не мог, потому что это ей хорошо известно. Это известно было любому министру, в ведомстве которого есть производственные предприятия.
Это не известно только Стронгину.
План фирме "Мелодия" спускало Министерство культуры. А фирма "Мелодия" распределяла его между своими предприятиями по обьему и ассортименту.
И министр Фурцева это отлично знала.
4. Ответ директора не менее глуп, чем вопрос и по этой причине не мог быть таким:
-Магазины попросили... А записала фирма «Мелодия».
Апрелевский завод никогда с магазинами не общался. И их просьбы не выполнял.

Представим себе такой случай.
Приезжает министр какого-то там машиностроения на завод своего министерства "Ростсельмаш". Заходит в первый цех и видит, что там собирают комбайны "Дон-500".
-Кто разрешил?,- грозно спросил министр.
А директор завода ему отвечает:
-Колхозы просили. Очень популярный комбайн. А сделал его завод "Ростсельмаш".
Все, как положено.

Могло такое быть в советское время?
НЕ МОГЛО!
Потому что ВСЕ заводы в СССР работали по планам своих министерств. И напрямую с потребителями своей продукции не контактировали.
Исходя из всего вышеизложенного, могу смело утверждать, что вышеприведенные рассказы о посещении Фурцевой Апрелевского завода грампластинок являются вымыслом.

Однако, продолжим изучение взаимоотношений Фурцевой и Ободзинского в изложении Стронгина.

Фурцева позвонила в Управление культуры.
-Кто у вас выступает в Театре эстрады? Вы знаете? Некто Ободзинский!
По форме вопроса и строгому голосу министра начальник управления догадался, что она недовольна происходящим.
-Поёт день? Два? Сколько?! - спросила Фурцева.
-Месяц, — признался начальник, — точнее, двадцать семь дней.
- Он лауреат? Народный артист? У нас Райкин столько не работает в театре!
- Понимаете, Ободзинский безумно популярен у зрителей, — оправдывался начальник.
– Нам зритель не указ. Мы должны воспитывать народ. Сократите число концертов Ободзинского!
- Сейчас свяжусь с театром и перезвоню вам. Доложу обстановку, - сообщил начальник и спустя несколько минут сообщил Фурцевой что почти все билеты на концерты Ободзинского проданы. Осталось двадцать - сорок билетов на самые последние дни.
Начальник интересуется тем, что такое натворил певец... и по какой причине надо снимать его концерты.
Фурцева в замешательстве и отвечает односложно:
-Надо.


И этот случай тоже является целиком выдумкой автора.
Выступать 27 дней подряд в 1970 или 1971 году в Театре Эстрады с сольными концертами Валерий Ободзинский не мог, потому что в эти годы он вообще не выступал в Москве.
Мне довелось общаться с Олегом Кичигиным, который с января 1970 до апреля 1972 года работал бас-гитаристом в аккомпанирующем ансамбле В.Ободзинского:
В январе 1970 года мы приехали в Москву на гастроли, сидели в гостинице "Украина", но так и не выступили, уехали. Нам не разрешили работать в Москве. Потом еще осенью 1970 года мы с Валерием приехали для участия в IV Всесоюзном конкурсе артистов эстрады. К нему мы даже не готовились, было понятно, что если Ободзинский выступит, то 1 место ему обеспечено. Но принять участие в конкурсе ему не удалось.
-А вообще за период твоей работы у Ободзинского выступления в Москве были?
Я работал с ним до его ухода из Донецкой филармонии и в этот период мы ни разу не выступали в Москве.

Олег Кичигин, Валерий Ободзинский и Виктор Миронов.

В своих воспоминаниях сам Ободзинский ничего не говорит о том, Фурцева запретила выпуск его диска. Зато у "писателей" этот факт уже присутствует:

Первая же пластинка Валерия Ободзинского, которая вышла в конце 60-х, сразу же стала раритетом. Было продано 13 миллионов экземпляров, государство заработало на них около 30 миллионов, а певец - 150 рублей. Один эпизод уже стал легендой. Однажды апрелевский завод "Мелодия" посетила министр культуры Е. Фурцева. Поинтересовалась в одном цехе, что печатают? "Пластинку Ободзинского". Зашла в другой с тем же вопросом и услышала тот же ответ. "У вас что, весь завод на одного Ободзинского работает?" - возмутилась Фурцева. - "Что вы! На втором этаже мы печатаем классику", - ответил директор. Но когда и на втором этаже министр обнаружила в работе тираж пластинки Ободзинского, она просто наложила на нее запрет. А могли бы еще несколько десятков миллионов заработать...
(газета "Вечерний Донецк", 20.01.2012 )

Лолита Торрес и Екатерина Фурцева.

Не могла Фурцева наложить в тот момент на пластинку запрет.
Кто представляет производственный процесс на советском предприятии, тот меня поймет.
Кроме того можно легко просчитать, а был ли вообще на эту пластинку запрет.
Выпускалась она около 3-х лет с 1970 по 1973.
Тираж 13 миллионов.
То есть, в год 13 000 000/3= 4,33 миллиона дисков.
Гигантская цифра для одного исполнителя с учетом мощности всех заводов фирмы "Мелодия" на всей территории СССР!

Татьяна Алексеевна Тухманова рассказала такой случай про Фурцеву:
-Про нее рассказывают многое. Был такой случай. Мы встречались с артистами Моссовета, когда к ним должна была она приехать, чтобы посмотреть один нашумевший спектакль. Он уже шел, и все говорили, что его вот-вот должны были закрыть. А Фурцева специально не приезжала на это спектакль, чтобы его не закрывать. Так его и не закрыли.
Е. Фурцева, Е. Евтушенко и Э. Неизвестный.

Обобщая все сказанное выше могу сказать, что Екатерина Алексеевна Фурцева никак не повлияла на творчество Валерия Владимировича Ободзинского. Они не были знакомы и никогда не встречались. Допускаю, что она знала, кто такой Ободзинский, но никаких "козней" ему никогда не чинила.
А кто чинил?
И вот тут на свет появляется одна таинственная личность- Алексей Иванович Попов.

Ободзинский и Попов.

Кто такой Алексей Иванович Попов и какую роль (конечно же, негативную) он сыграл в судьбе Ободзинского, знают все, кто так или иначе интересовался судьбой Великого Певца.
Артист Таттинского народного театра Е.Большаков с министром культуры РСФСР А.И.Поповым.
Москва.
1962 г.

Этому способствовала огромная масса людей, писавших об этом человеке.
Вернее так: кто-то, когда-то, что-то сказал, а все последующие "интерпретаторы" бодро стали это переписывать додумывая разные "подробности" для убедительности и при этом совершенно не вдаваясь в суть.
Кто первый связал вместе эти два имени: Попов и Ободзинский, я не знаю (возможно, что Шахнарович).
Но вот что в итоге мы сегодня имеем:

В 1971 году концерт Ободзинского посетил министр культуры РСФСР Попов и отдал распоряжение соответствующим инстанциям - ни в коем случае не позволять Ободзинскому давать концерты в пределах Российской Федерации. Длился этот запрет около года, пока в дело не вмешался заведующий отделом культуры ЦК КПСС Шауро. Вскоре Ободзинский вновь стал "въездным" в Россию.
(odesskiy.com)


Перцу добавил Павел Шахнарович, который представляется директором Ободзинского с 1966 по 1978 год:

- В 1971 году случилось так, что на один из концертов Ободзинского пришел министр культуры РСФСР некто Попов. Он так был шокирован "западничеством" Ободзинского, что издал распоряжение, запрещающее певцу работать в РСФСР. Длилось это безобразие около года...

Давайте внимательно рассмотрим рассказ Шахнаровича.
Слово "западничество" применительно к Ободзинскому используют все авторы, но никто толкового обоснования этому не дает. То есть, что конкретно, делал на сцене Ободзинский по-западному, чтобы ему запретили выступать?
Я был на его концертах трижды: в 1974, 75 и 78 годах. Никакого "западничества" я там не увидел и ничем таким не поразился.

Специально про это я спросил Татьяну Алексеевну Тухманову:
-Везде пишут, что у Ободзинского была несовесткая манера поведения на сцене.
Он был совершенно советский певец и пел по-советски. И в его манере не было ничего крамольного. Красивые песни болгарского плана. Все это было уже потом придумано.
Серьезно, исходя из каких-то политических соображения его никогда никто не закрывал. Я об этом ничего не слышала. Он прекрасно пел. У него был прекрасный голос. Он был очень похож на К.Гота. Там нечего было закрывать. Он никогда не пел антисоветских песен. Его погубило пристрастие к спиртному: то один концерт сорвет, то другой. И на все это шли письма в газеты, на радио и ТВ. В том числе и к Лапину. Он был закрыт исключительно по этой причине.


Но продолжим рассказ Шахнаровича и обсудим факт реабилитации Валерия.

Шахнарович:
И вот однажды в Днепропетровске на концерт пришел Шауро - заведующий отделом культуры ЦК КПСС, "всесильный" человек.
Я очень обрадовался:
- Валера, выдавай на всю катушку, а я уж с ним поговорю.
Мы пришли к нему на Старую площадь вместе с Валерием. Он тут же распорядился: уже через несколько минут в Донецкой филармонии знали, что нам можно работать где угодно.
УСПЕХ.


Сначала узнаем, кто такой этот "всесильный человек".
Василий Филимонович Шауро (6 ноября 1912 - 13 апреля 2007, Москва).
Советский партийный и государственный деятель, первый секретарь Минского обкома  КППСС (1956-1960), заведующий Отделом культуры ЦК КПСС (1965-1986). Кандидат в члены ЦК КПСС (1966–86).

Отдел культуры ЦК КПСС курировал Министерство культуры СССР. Василий Филимонович был начальником над Алексеем Ивановичем и даже над Екатериной Алексеевной.
Банкет по случаю награждения государственными премиями в области искусства.
Слева направо: кинорежиссер С.Юткевич, писатель Г.Марков, завотделом культуры ЦК КПСС В.Шауро, министр культуры СССР Е.Фурцева, первый секретарь Союза композиторов СССР Т.Хренников, скульптор Е.Белашова.


А кто такой был Павел Шахнарович?
Ефим Дымов, руководитель ВИА "Верные друзья", который работал с Ободзинским:

В интернете присутствует много статей, написанных со слов Павла Шахнаровича, где он представляет себя директором коллектива Ободзинского с 1966 по 1978 год, а иногда даже директором оркестра Лундстрема. На самом деле в нашем коллективе он никогда не был директором, а был рядовым администратором у Горшкова, директора оркестра Лундстрема...
http://www.peoples.ru/art/music/stage/obodzinskiy/history.html

Вот представьте себе эту ситуацию.
На концерт приходит заведующий Отделом культуры ЦК КПСС и администратор говорит Валерию:
- Валера, выдавай на всю катушку, а я уж с ним поговорю.
Что Валера должен выдать?
И при этом мы должны поверить, что рядовой администратор мог запросто попасть на прием и "поговорить" с заведующий Отделом культуры ЦК КПСС?
И даже, как-то на него повлиять?
Но, видимо, Шахнаровичу это удалось! Запрет-то был снят!
Правда, концерт был в Днепропетровске, а встретились Шауро, Ободзиинский и Шахнарович уже в Москве на Старой площади.
Но это несущественные детали. Главное, что Василий Филимонович "тут же распорядился: уже через несколько минут в Донецкой филармонии знали, что нам можно работать где угодно".

Хотя по оценке бывшего секретаря Союза кинематографистов СССР Караганова А.В.:
-Шауро был более цивилизованный, чем Поликарпов (заведующим отделом культуры ЦК до 1965 г.),более сведущий в вопросах культуры… Но очень осторожный. Трудно было добиваться у него каких-то решений. Даже на прием к нему попасть было не легко.
(Цит. по: Фомин В. И. «Кино и власть. Советское кино: 1965-1985 гг.).

А еще говорят, что Валерия партийные чиновники не любили. Но почему-то квартиру для его ансамбля в Донецке выделили по распоряжению первого секретаря обкома В. И. Дегтярева, а не через директора филармонии Омельченко.
И запрет министра культуры на гастроли в РСФСР снимают по распоряжению заведующего Отделом культуры ЦК КПСС.
Вот и попробуй понять, где тут истина?

Однако на самом деле тут всё очень просто, потому что этот рассказ Шахнаровича выдуман.
В 1971 году Алексей Иванович Попов НИКАКОГО запрета на Валерия Владимировича Ободзинского на широких просторах РСФСР не вводил.
Потому что, министром культуры РСФСР Алексей Иванович Попов был до декабря 1965 года!

В 1971 году какие-то ограничения по работе у Ободзинского были, но не потому, что рассказывал Шахнарович, а только потому, что он был фигурантом уголовного дела Д.Л.Брусина. И вполне мог попасть под статью за подделку документов.
И попал бы!
Если бы власти имели к этому хоть малейшее желание. Но ничего подобного не произошло. Кто-то очень влиятельный за него замолвил словечко и Ободзинский только лишился незаконно приобретенной квартиры. Однако он тут же перебрался из Донецка в Москву (по квоте Росконцерта) и через некоторое время уже законно вступил в жилищный кооператив.

И всё-таки, откуда взялся в жизни Валерия Ободзинского Василий Филимонович Шауро- человек по статусу выше министра культуры СССР? Откуда Шахнарович, сочиняя эту историю, взял эту фамилию, мог ведь, обойтись и более привычными именами (типа Фурцевой)?
И вот здесь, я хочу изложить свою версию пересечения Ободзинского и Шауро.

В 1971 году, когда возникло уголовное дело Д.Л.Брусина с участием В.Ободзинского, последний работал в Донецкой филармонии. Пока шло следствие ( с середины 1971 по май 1972) гастрольная деятельность Валерия была серьезно ограничена, поскольку ему приходилось участвовать в следственных мероприятиях (допросах, очных ставках и пр.), периодичность которых задавала Прокуратура. По этой причине ему нельзя было никуда уезжать надолго. Тем не менее, какие-то концерты у него были. И вот один из таких концертов посетил Шауро. После концерта он пришел за кулисы, поблагодарить Ободзинского за концерт. Воспользовавшись этим, Валерий попросил Шауро принять его по личному вопросу. Встреча состоялась в Москве на Старой площади, где находился аппарат ЦК КПСС. Встреча происходила один на один. Никакого Шахнаровича там не было и близко. Во-первых, Шахнарович не работал в тот момент с Ободзинским, а во-вторых, такие разговоры ведутся без чужих ушей.
На этой встрече Ободзинский попросил Василия Филимоновича Шауро помочь ему выпутаться из ситуации с Д.Л.Брусиным. Шауро обещал помочь.
И помог.
Именно он был тем влиятельным человеком, который где надо "замолвил словечко". Его властных полномочий для этого вполне хватало.
Так эта ситуация видится мне в реальности.

Потом Ободзинский перебрался в Росконцерт, где его судьба снова свела c Шахнаровичем. И вот однажды Валерий рассказал эту историю своему администратору, но в несколько другой интерпретации. О том, как его в 1971 году увидел где-то Попов и запретил выступать в России. Потом он обратился к Шауро и тот снял с него этот запрет. Позже Шахнарович досочинил в этой истории своё личное в ней участие, и в таком виде изложил её в фильме про Ободзинского.
А дальше эта история пошла гулять по свету.
Продолжение